НАШИ СЕВЕРНЫЕ СОБАКИ (Часть 1)


Книга «НАШИ СЕВЕРНЫЕ СОБАКИ. Введение в лайковедение» кинолога Бориса Широкого и зоолога Олега Широкого посвящена в основном аборигенным и местным северным лайкам, таким как ненецкая, лапландская, эвенкийская, амурская, камчатская, чукотская лайки. К «нашим северным лайкам» авторы также относят четыре заводские (культурные) породы, признанные FCI: карело-финская лайка, русско-европейская лайка , западносибирская лайка, восточносибирская лайка.

Будет интересно всем неравнодушным к примитивным породам с их непростой натурой, обусловленной близким родством с диким предком. По мнению автора Бориса Широкого, современное ЛАЙКОВЕДЕНИЕ, хоть и является частью кинологии, все же преследует решение задач подчас противоположных тем, что ныне входят в моду. Лайки, аборигенные и заводские, требуют принципиально иных методов и приёмов изучения, содержания, племенной работы, использования, чем те, которые предлагаются авторитетными международными клубами. Ведь главная цель: НЕ УЛУЧШИТЬ, НЕ ИЗМЕНИТЬ, НЕ ПРЕОБРАЗИТЬ, А СОХРАНИТЬ, что-то, возможно, и ВЕРНУТЬ, ВОССТАНОВИТЬ…

Интерес к примитивным, аборигенным животным в мире заметно возрастает. Так, в 1999 году основано международное Общество по сохранению примитивных аборигенных собак (Primitive and Aboriginal Dog Society — PADS). Однако без знания истории пород, их эволюции, тенденций породообразования благие усилия энтузиастов-лаечников вряд ли будут результативными даже при наличии достаточных средств. Важно понимать, откуда наши северные собаки, какими они были и какими стали, каким было и как менялось их сотрудничество с человеком.


ИСТОКИ ЛАЙКОВЕДЕНИЯ (01-01)


Слово «лайка» появилось в кинологической литературе под конец XIX века, когда в России на собак «инородцев» обратили внимание интеллигентные охотники.

Очевидно, что основоположником лайковедения и официального признания термина «лайка» следует считать разносторонне образованного и так же деятельного князя Андрея Ширинского-Шихматова, страстного охотника, медвежатника… С лайками Андрей Александрович охотился, проводил их экспертизу на выставках, разводил в своём питомнике… В его псарне насчитывалось более 600 лаек разных пород и происхождения — зырянские, карельские, вогульские. В 1895 году под покровительством князя Ширинского-Шихматова появился роскошно изданный выпуск «Альбома северных собак (лаек)» с предисловием Л. П. Сабанеева, посвященный карельским и зырянским лайкам: 39 листов размером 34×48 см, текст на двух листах о северных собаках, карта распространения северных собак (лаек), таблицы измерений по живым экземплярам, измерений и профилей черепов, и 30 фотографий лаек. Все фото оформлены известным анималистом А. С. Степановым виньетками охотничьих сюжетов.

Князь-лайковед Ширинский-Шихматов называет лайками только собак аборигенов Севера Евразии, «северные собаки» и «лайки» у него – почти синонимы: «На нашем материке, начиная с далёкого востока, северная собака, разбившись на разновидности, служит всем инородцам Сибири: на Камчатке — камчадалу, чукчу, коряку и юкагиру; затем тунгусу, сойоту, якуту, остяку и вогулу, самоеду, зырянину и кореляку, лопарю и финну. На севере Швеции и Норвегии мы встречаем ту же северную собаку». Вот чьи собаки названы в альбоме лайками. Прочих северных (лучше — шпицеобразных) собак, если угодно, можно называть лайкоподобными (сибирских хаски, сиба-ину и других).


ТАК ВСЕ ЖЕ: КТО ЛАЙКА, А КТО ШПИЦ?


Изначально слово «лайка» обозначало только охотничьих собак таежной зоны России из-за их особенности облаивать зверя. Первую монографию о лайках опубликовала М. Г. Дмитриева-Сулима. Самобытная, талантливая женщина, охотница с лайками Мария Григорьевна была одержима Севером и северными собаками. Она изъездила, изучая их «всю Пермскую, часть Тобольской и Оренбургской, всю Уфимскую, Самарскую, Псковскую, Новгородскую губернии, Финляндию и Урал». На своих лошадях с лайками она проехала через Сибирь до Иркутска и дальше по р. Лене до берегов Ледовитого океана. Перешла от Якутска через перевалы Саянского хребта к Охотскому морю, добралась до Сахалина. Во время войны с Японией Мария Григорьевна попала в плен и, будучи женщиной решительной и смелой, сумела бежать. Тридцать лет она разводила лаек, не раз приручала волчат. М. Г. Дмитриева-Сулима знала лаек далеко не понаслышке, и к её словам стоит прислушаться: «Северная собака — это было бы самое верное название той многочисленной породы собак, которую охотники зовут «лайкой…» — пишет М. Г. Дмитриева-Сулима. Но тут же замечает, что «определение «северная» тоже не точно и не отвечает действительности: собаки этого типа встречаются даже в Африке, Америке и всюду в Азии». Так что «лайки» и «северные собаки» — понятия не совсем идентичные.

А вот профессор Н. А. Смирнов (1936) определяет «лайку» так: «Под именем лаек мы подразумеваем группу примитивных (в большинстве совершенно) пород собак древнего происхождения, мало изменившихся со времени первого приручения и потому сходных с дикими родичами не в одном — двух признаках, а в целом их комплексе. Малая степень изменения с момента одомашнивания ведёт за собой и сравнительно слабую дифференцировку на отдельные породы, т. е. близкое сходство между последними. Как это характерно для пород примитивных, лайки до сих пор (за немногими исключениями) подвергаются в большей степени воздействиям факторов природы, по сравнению с породами заводскими, и в меньшей — воздействиям со стороны человека; иначе говоря, влияние естественного отбора до сих пор ещё весьма сильно, в противовес влиянию отбора искусственного».

Определение дано до того, как у нас появились заводские породы лаек. Как и лаконичная, но точная дефиниция В. В. Рябова (1939): «У северных народностей имеются остроухие собаки, которых принято называть лайками».

Вполне справедливо и резонно названы лайками и четыре заводские (культурные) породы наших северных собак: карело-финская лайка (КФЛ), русско-европейская лайка (РЕЛ), западносибирская лайка (ЗСЛ), восточносибирская лайка (ВСЛ). Они произведены из собак народов нашего Севера и в значительной степени сохраняют весь комплекс признаков своих примитивных предков (внешность, физиология, психика, поведение…) — необходимые условия того, чтобы иметь право называться лайками. Слово «лайка» появилось у нас, без перевода употребляется во многих странах применительно к нашим северным собакам. Оно вполне нейтральное — подходит и собаке таежника, и той, что сопровождает тундрового кочевника, и бегущей в упряжке рыболова и охотника на морзверя, и нашим северным собакам заводского разведения.

Близкое по значению — слово «шпиц». В зарубежной кинологии оно употребляется в непривычном для нас довольно широком смысле. Так, наиболее авторитетная в Европе Международная кинологическая федерация (FCI) выделяет большую группу шпицеобразных собак с названием «Шпицы и их прототипы». Поэтому можно встретить слово «шпиц», например, в таком странном для нас сочетании как «гигантский шпиц» — применительно к японской лайкообразной породе акита-ину. В 5 группу FCI включены и заводские породы лаек.


О ПРИМИТИВНОСТИ И ЕСТЕСТВЕННОМ РАЗВИТИИ (01-03)


Породы домашних животных не являются чем-то константным. Они появляются, изменяются, исчезают в зависимости от востребованности и воли человека. Правда, эта воля не всегда бывает доброй, разумной. Нередко мы сожалеем об утерянных или исчезающих породах, пытаемся их восстановить, сберечь. Лайки — не исключение.

Пока что даже заводские «наши северные» лайки (КФЛ, РЕЛ, ЗСЛ, ВСЛ) в значительной степени сохраняют свою положительную примитивность, являются носителями многих качеств аборигенных предков. Чего уже не скажешь о культурных породах лайкоподобных собак Запада, таких как аляскинский маламут, сибирский хаски, самоед, акита-ину и все другие.

Применительно к животным ПРИМИТИВНЫЙ — значит, близкий к дикому предку, и внешне, и физиологией, и органами чувств, и психикой, и поведением, и способностью приспособляться к окружающей среде.… Значит, имеет целый ряд преимуществ, которые свойственны дикому животному. Ведь специалисты утверждают — рассудочная деятельность волка совершеннее, чем домашней собаки, особенно далеко уже отстоящей от своего дикого предка. Дикий зверь более способен к самостоятельному решению задач, выдвигаемых непростой жизнью, часто на ее пределе.

Чем отличается естественный процесс развития животного от искусственного? Процесс можно считать ЕСТЕСТВЕННЫМ (природным), если особь, популяция, вид, род (порода, группа пород) развиваются в направлении, «куда сами стремятся». Разумеется, их развитие определяется теми условиями, в которых оно происходит. И важно, каким образом организмы и их сообщества реагируют на эти условия. То ли будет развитие, что называется, «по своей воле», то ли — «согласно произволу кого-то». В последнем случае доминирует процесс искусственны (культурный).

Наши северные собаки — это породы, которые формировались при отсутствии (или минимальной) сознательной селекции. Это тот случай, когда — по большому счету — человек выступал как косвенный помощник биологической эволюции рода волков (собак), а не направленной селекции. Лайки — это представители названного рода, которые в целом самостоятельно приспособились к тем условиям, в которых оказались. Это не «переделки» человеком дикого животного под свои потребности. Наличие около лайки человека являлось, по сути, частью тех природных условий, которые налагали отпечаток на ее облик и поведение.


АБОРИГЕННЫЕ И МЕСТНЫЕ ЛАЙКИ «НАШЕГО СЕВЕРА» (01-04)


Территория расселения «северных лаек» включает обширную часть Евразии, которая охватывает географические зоны тундры, лесотундры и тайги. Это территория, где живут и до сих пор сохраняют (хоть в малой степени) самобытность и традиционный уклад жизни тесно связанный с природой многочисленные, но малочисленные (исключение — якуты) «северные» народы. Официально их называют «малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока». Неофициально — аборигенные народы, аборигены. В Российской империи их представителей числили «инородцами». Именно эти народы являются создателями, владельцами и пользователями лаек, которых принято называть аборигенными, в отличие от заводских.

Интересно, хотя и естественно, что показателем границ распространения аборигенных лаек и народов — их владельцев является северный олень (дикий и домашний), его ареал.

Территорию «нашего» Севера мы обычно несправедливо ограничиваем с запада государственной границей России с Финляндией — границей политической, неприродной. Рассматривая территории происхождения и обитания «северных лаек» правильно было бы включать в него ещё и всю Лапландию, с её оленями, лайками и северным народом (лопари-лапландцы-саамы). Лапландией принято называть земли саамов в Норвегии, Швеции, Финляндии и на Кольском полуострове.

Термин «АБОРИГЕННЫЙ» появился в ту эпоху, когда народы делились на «цивилизованных европейцев» и всех остальных, так называемых «аборигенов». Этим термином обозначались «дикари» — некие существа, которые выше животных, но ниже «настоящих» цивилизованных людей. Тем не менее, говоря о «северных лайках» термин «аборигенные» вполне уместен, так как рождает в уме нужные стереотипы, подчеркивая добровольную связь аборигенов и их собак. Аборигенные лайки - это примитивные породы собак того или иного этнического сообщества Севера Евразии, ведущего исконный образ жизни тесно связанный с природой. В этом случае справедливо, когда кинологи обозначают породы именем того народа, кому эти лайки принадлежат, являются партнёрами по жизни и хозяйству.

Изначально считалось, что встреченные белым «первооткрывателем» дикари жили на этих землях исконно, как и окружавшие их дикие и домашние животные, в т. ч. собаки. Теперь известно, что нет «народов-дикарей». Все они (без исключения) — осколки цивилизаций, переживших свое динамическое состояние и превратившихся в сообщества людей, живущих «в равновесии» с природой.

Что же до их собак.… Во-первых, они нередко являются породами вторичного «одичания», а когда-то разводились культурно. Во-вторых, «аборигены» часто приобретали собак исторически не так давно от совсем других народов, больше или меньше «цивилизованных», чем они сами; к тому же живших и в местах, отличающихся природными условиями.

Ярким примером такой породы может служить ненецкая лайка. Эта собака попала к ненцам только в XIX веке от саамов, к которым в свое время «перекочевала», скорее всего, от более цивилизованных скандинавов. А в 30-х годах XX столетия эта лаечка покорила вполне «аборигенных» кочевых чукчей. Формировалась же она изначально не в ненецких тундрах, а в древних тундростепях Европы — откуда и облик идентичный вымершему европейскому предку.

Понятие «МЕСТНЫЕ» лайки кинологи вполне логично используют для обозначения таких примитивных пород, которые сложились при естественном смешении аборигенных лаек. Тем самым собаки утратили связь с конкретным северным народом. В подобных случаях кинологам не остаётся ничего другого, как именовать эти стихийно созданные новые породы наших северных собак по названию региона, территории их обитания. Например, амурская и камчатская лайки.

Колонизация и освоение земель коренных жителей нашего Севера, в том числе и Приамурья, к сожалению, имели и имеют не только положительные моменты. Аборигены утеряли много автономии, традиций жизни, хозяйства, культуры.… А с ними ушли и уходят в небытие и лайки аборигенов…

Говоря о наших северных лайках нам нередко приходится сталкиваться с определенным терминологическим неудобством. Далеко не все народы (и их собаки) в Российской Империи назывались так, как в наше время. Поэтому, иногда удобно будет обратиться к Словарику устаревших названий народов нашего Севера.



КЛАССИФИКАЦИЯ АБОРИГЕННЫХ И МЕСТНЫХ ЛАЕК (01-05)


Народы Севера, Сибири и Дальнего Востока жили и живут в пределах тех основных макроландшафтов и имеют соответствующие им ключевые традиции хозяйства:

1. Тундра и лесотундра - Оленеводство и охота на пушного зверя и дичь

2. Тайга – Охотничий и лесной промысел

3. Побережья морей и крупных рек - Рыболовство, охота на морского зверя.

Для всех этих видов хозяйственной деятельности незаменимы помощники — лайки. Но несколько разные. Показателен пример чукчей — людей одного народа, но живущих в пределах разных геоландшафтов.

Тундровый кочевник — оленный чукча, когда перешёл к оленеводству крупнотабунному, предпочёл небольших подвижных собачек. Чтобы они могли управиться с большим стадом почти диких оленей, и при этом обходиться без укусов. Да были бы хорошими партнёрами на охоте — у оленевода сезон охоты круглый год. Ещё нужно скрасить кочевнику его уединённый быт, быть нянькой его детей, объявлять появление непрошеных гостей.… Таких собачек — ненецких лаек — оленный чукча получил в советское предвоенное время, и полюбил.

Что же касается таёжного бродяги где-то в Сибири, на Дальнем Востоке…, то его собаки должны быть, прежде всего, охотниками. Но и верными спутниками в местах обитания опасного зверя, и тягловыми помощниками на пути в район промысла, и отзывчивыми собеседниками в лесной избушке.… В общем, им надлежит быть такими, какими были и всё ещё сохранились в этих краях эвенкийские лайки. Или такими как местные амурские лайки, вобравшие в себя таёжных собак орочей, нанайцев, нивхов и др.

Береговому, «сидячему» чукче собаки крайне необходимы большей частью для того, чтобы возить рыбу, ездить на полынью за тюленем…, да и для обычной охоты. Нужны собаки, соответствующие суровым условиям климата и содержанию стаей. К тому же — крепкие, очень выносливые. А передовики упряжек должны быть способными к принятию самостоятельных решений в сложнейших условиях. Таковы чукотские лайки.

Таким образом, все породы аборигенных и местных лаек правильно было бы разделить на 3 группы. по признаку обитания собак и их владельцев в пределах того или иного географического ландшафта. А породы внутри группы уже классифицировать по принадлежности к этническому сообществу.

КЛАССИФИКАЦИЯ аборигенных и местных лаек:

1. ТУНДРОВЫЕ ЛАЙКИ (лайки жителей тундры и лесотундры): лапландская, ненецкая лайки

2. ТАЁЖНЫЕ ЛАЙКИ (лайки жителей тайги): эвенкийская, амурская (здесь утеряна этническая принадлежность) лайки.

3. БЕРЕГОВЫЕ ЛАЙКИ (лайки жителей побережий морей и крупных рек): камчатская, чукотская лайки (обе породы имеют географические имена — в прошлом были корякская, ительменская, чукчанская, эскимосская, юкагирская лайки…)


ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛАЙКИ (01-06)


Лайками принято называть примитивную аборигенную группу пород (и породных групп) собак, древнего происхождения, мало изменившихся со времени приручения и сохранивших сходство с диким предком в целом комплексе признаков.

Отличительными особенностями лаек стоит считать признаки, сближающие их с диким предком - волком. К экстерьерным признакам стоит отнести:

1. ЧЕРЕП. Параметры черепа лайки схожи с волчьим, малые различия сводятся в основном к первичным признакам одомашнивания, которые быстро проявляются у псовых в неволе, в частности:

- укорочение черепа (в особенности щипца),

- уменьшение зубов (особенно плотоядных),

- недоразвитие слуховых пузырей.

Еще один признак, анатомически относящийся к черепным — твердость хряща, определяющий стоячее ухо. Этот признак настолько характерен для лаек, что проявляется даже у собак южных районов, у которых, согласно закону Аллена, ушная раковина обладает значительными размерами.

2. КОРПУС. Параметры корпуса лайки крайне слабо отклоняется от тех, которые можно наблюдать у волка, несмотря на то, что в зависимости от места обитания и способов использования собак ширина тела и формат имеют определенную вариабельность.

3. КОНЕЧНОСТИ. В устройстве конечностей лаек бросается в глаза значительная длина средних пальцев на лапах, со сближением их коготков и сама плотность лап. Исключением в некоторой степени может служить лишь оленегонная лайка.

Так же в поставе лап у лаек, особенно охотничьих пород, до сих пор почти не наблюдается того искаженного постанова, что у собак заводских пород. Линия следов у них представляет почти ту же прямую, что и у волка.

4. ШЕРСТЬ. Характер волосяного покрова у лаек, так же носит специфические черты дикого предка. Это как свойства самого шерстного покрова, то есть четкое разделение его на ость, покровный и пуховой волосы и типичное распределение их по телу животного, так и характерные окрасы, присущие лайкам.

Окраска шерстного покрова лаек чаще всего бывает зонарной. Преимущественно господствуют окрасы, близкие к волчьим: агути, бурый разных оттенков, рыжий (лисий), палевый, бледно-палевый (до почти белого). Черный окрас тоже не редок. Важной характеристикой окрасов лаек следует считать черное или темное пятно на верхней стороне хвоста. Прочие окрасы для лаек нетипичны и скорее служат признаками примеси других пород.

Биохимические показатели лаек так же могли бы представить немало признаков, говорящих об их близости к дикому предку. Но скудость исследований, посвященных биохимии лаек не позволяет на данном этапе делать выводы.

Формирование лайки шло при большом влиянии естественного отбора, однако не обошлось тут и без влияния человека. Доместикационные (вызванные одомашниванием) изменения, произошедшие в лайке со времени ее приручения, так или иначе были направлены на выполнение ею определенных функций. Это позволяет поставить лайку между диким предком (волком) и прочими породами собак по следующим признакам:

1. Выносливость по отношению к экстремальным погодным условиям, в частности к низким температурам.

2. Невысокая плодовитость (в среднем 3-5 щенков в помете).

3. Эстральный цикл (периодичность течки) — 1 год.

4. Позднеспелость (в нарту берут и после года, на промысле - лучшие результаты после двух-трёх лет).

5. Высокая оплата корма (готовы много работать за еду; неприхотливость в корму, высокая, быстрая и практически полная его усвояемость).

6. Способность относительно легко переносить голодовки и оправляться от их последствий.

[Автор: профессиональный кинолог, лайковед и охотница с лайкой Марина Кузина.]


ОДОМАШНИВАЯСЬ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ, СОБАКА ВЫВЕЛА ЧЕЛОВЕКА В ЛЮДИ (02-01)


Среди нас нет очевидцев начала партнерства первобытного человека и собаки, но рассуждать можно и так: скорее всего, дикий предок домашней собаки добровольно и первым подошел к человеку, ещё далёкому от современного…

Примитивное, в чистом виде «гастрономическое» сожительство, приносившее взаимную пользу нашим и собачьим первобытным предкам, существовало ещё тогда, когда будущий человек не был даже мало-мальски серьёзным охотником, не имел никакого орудия добычи зверя. Активное начало в этом симбиозе принадлежало диким псовым — давно сложившимся охотникам-«профессионалам». А наши предки могли довольствоваться лишь остатками мясной трапезы своих соседей. В лучшем случае можно было отвоевать часть добычи, используя своё численное превосходство. От этой самой численности стаи троглодитов могла быть одна из выгод и для древних предков собак — можно было организовать совместную охоту загоном, облавой.

В эволюции прачеловека настало время, когда он, применяя первые орудия охоты (деревянные, каменные), стал всё больше переходить на мясную пищу. А потребление мяса, говорят антропологи, одно из необходимых условий увеличения мозга эволюционирующего троглодита. И не только. Мясо — продукт охоты, позволявший осваивать первобытному мигранту новые северные земли. Зимой не проживёшь на растительной диете — в это время такой пищи практически нет. Таким образом, белковый рацион вместе с необходимостью думать о том, как выжить в новых условиях усиливали возможность нашего прародителя стать таким умным человеком как мы. И обеспечил реализацию такой возможности известный любитель мяса некто из древнего рода волков (собак). Именно от начала активной охоты человека (уже с примитивным оружием) ведётся наше уже осознанное взаимовыгодное сотрудничество, затем партнёрство и, наконец, дружба.

Но не только на охоте.… Со временем предки нынешних собак сочли полезным посещение жилищ, стоянок человека, где тоже можно было поживиться, особенно ослабленным и постаревшим особям. Люди, в свою очередь, видели здесь свою корысть, привечали их. Ведь чувствовали себя более защищёнными — эти приживалы раньше хозяев чуяли непрошеных гостей, предупреждали…. Говоря учёным языком: вокруг людей создавался некий ореол безопасности, спокойствия, который позволял им не только выживать, но и совершенствоваться интеллектуально.

Таким образом, взаимовыгодное и интересное для обеих сторон сближение человека и предка собаки постепенно делало из троглодита человека современного, а из наиболее контактных представителей древнего рода волков - домашних собак, лайкоподобных промежуточных предков любой из нынешних пород. Так что известное выражение ученого-зоолога Модеста Богданова о том, что «СОБАКА ВЫВЕЛА ЧЕЛОВЕКА В ЛЮДИ», следует понимать буквально.

Может быть, в жёсткой борьбе за право жить в наше время человек разумный победил именно благодаря собаке. Он вовремя понял, оценил и приблизил её. И вместе с собакой научился жить даже в таких местах, где одному не выжить, например, в Заполярье.

О древнем сотрудничестве человека и УЖЕ ЕГО СОБАКИ в период перехода от камня к раннему металлу в Заполярной Чукотке свидетельствуют и наскальные изображения Пегтымеля. Часть пегтымельских изображений сохранили нам вполне реалистичные сцены охот с древними лайками. Так на камне IV видна охота с рогатиной на медведя, которого атакуют сзади три собаки, а один из петроглифов отображает весеннюю охоту на оленей по насту с собакой. Такие промыслы, взаимовыгодные для охотников Чукотки (человека и лайки) существовали, по крайней мере, за тысячу лет до р. х.

Ещё ближе к нашему времени (VIII — XIV вв.) морские зверобои восточных и юго-восточных побережий Чукотки стали использовать своих лаек для езды. Здесь среди разнообразного костяного инвентаря обнаруживают тяговые блоки собачьей упряжки.

Заметим, что первые домашние собаки уже несколько отличались от диких предков, были сходны с современными аборигенными лайками. Исследователям говорят об этом их ископаемые остатки, прежде всего, черепа. Собственно, вопрос о происхождении и одомашнивании собаки — это и есть вопрос появления у человека лайки. «Домашняя собака, во всём сложном комплексе её пород, в пути своего развития, несомненно, прошла стадию примитивного животного — лайки», — пишет Н. А. Смирнов (1936).

Так что будет вполне резонно именовать ископаемых (доисторических) домашних собак Севера Евразии древними лайками. Или, хотя бы, лайковидными. Но наиболее точное им название, как нам представляется, — ПРАЛАЙКИ...


ЗНАКОМСТВО С ПРАЛАЙКАМИ (02-02)


Известно, что большинство современных народов-аборигенов нашего Севера вошли в наше время непосредственно из времени камня и кости, минуя «бронзовый» век. Поэтому с большой вероятностью можно предположить, что и их собаки — прямые потомки наиболее примитивных лаек, собак каменного века.

ТОРФЯНАЯ СОБАКА (Canis familiaris palustris - Собака свайных построек), или болотный шпиц. Первая находка останков этой ископаемой собаки в 1862 году в свайных постройках поселения каменного века на озёрах Швейцарии принадлежит учёному Рутимейеру. Он же и дал название этой породе. Последующие находки торфяной собаки известны в различных местах Европы, в отложениях, которые достигают возраста 10–15 тысяч лет. Ряд авторов признаёт эту собаку вообще первым домашним животным доисторического человека. А сохранившиеся кости дают исследователям достаточные основания для того, чтобы представить её облик.

Череп небольшой — основная длина не превосходит 140 мм, при этом длина мозговой его части больше лицевой. Профиль черепа вогнутый из-за выпуклости мозговой коробки. Протуберанцы (мускульные прикрепления) и затылочный бугор выражены слабо. Так что голова собачки имела заметный переход от лобной части к короткой и заострённой морде и не была заметно скуластой. Практически все кинологи сходятся на том, что из современных пород собак наиболее близки к торфяному шпицу европейские шпицы (немецкие, скандинавские и другие). О заметном подобии черепов торфяного и европейского шпица старого типа видно уже у А. А. Браунера (1928). Кто же знает ненецких лаек, считает именно их очень похожими прямыми потомками этих пралаек. «Черепа этих пород собак (ненецкой лайки и шпица) и торфяной имеют много общего между собой и характерны небольшим размером (140 мм), крутой линией перехода мозговой части черепа в короткую и острую лицевую», — пишет А. П. Мазовер (1994). Торфяную собаку у кинологов принято считать прародительницей и других европейских лаек: лапландской, финской и др.

Наиболее древние в Скандинавии останки домашней собаки (шпица) были найдены в Западной Швеции. В провинции Бохуслен (Швеция) сохранилось изображение приблизительно VI–VII вв. до р. х. Художник из далёкого прошлого достаточно точно показал в наскальной композиции основные черты экстерьера собачек, их однотипность.… А также контактность и дружелюбность: хвосты загнуты, а не опущены. Вот такими они были - общие прародители аборигенной ненецкой лайки и близких её культурных родственников лаппхундов Скандинавии: шведского и финского. Ведь оба они — продукт селекции былой лапландской лайки.

СОБАКА ИНОСТРАНЦЕВА (Canis familiaris inostranzewi). Останки собаки этой ископаемой породы лаек впервые обнаружил на стоянке первобытного человека возле Ладожского озера геолог А.А.Иностранцев. В честь этого учёного собаку каменного века назвал описавший её академик Д. Н. Анучин. Черепа подобных собак известны также из раскопок в Московской и Смоленской областях, в Крыму, в Западном Казахстане, в Хакассии, возле Красноярска, на Амуре.

Собака Иностранцева заметно отличалась от торфяной. Она была волкообразной, крупной (длина черепа — 177 мм). Имела более плоский лоб, менее выраженный переход от лобной части головы к относительно короткой морде (короче — волчьей), хорошо развитые скулы и затылочный гребень, сильные челюсти и почти волчьи зубы.

Более крупных и крепких лаек береговых жителей и таёжников большинство кинологов «производит» от этой ископаемой собаки. Полагается, что она является промежуточным звеном между волком и собакой.

СОБАКА ПУТЯТИНА (Canis familiaris putijatini). Череп этой пралайки близкой к предыдущей, но претендующей на звание отдельной породы был найден на стоянке людей неолита у озера Бологое в Новгородской губернии. Её назвали собакой Путятина, по имени удачливого исследователя, к тому же князя. Пишут, что она была не такой мощной и сильной как собака Иностранцева. Череп поменьше (169 мм). Собака имела более узкую черепную коробку и более длинную морду.

Похоже на то, что собака Путятина могла быть в числе прародителей относительно небольших таёжных лаек, которые имеют сравнительно сухое сложение.

СОБАКА НЕВЕЛЬСКОГО. Пралайка из каменного века, которую описал А. Браунер и назвал в честь учёного-мореплавателя - адмирала Геннадия Ивановича Невельского — знаменитого исследователя Дальнего Востока, имя которого носят залив, пролив, самая высокая гора и город на Сахалине. Эту доисторическую породу северных собак считают предком дальневосточных лаек. Не исключено, правда, что это разновидность собаки Иностранцева.

Вышеупомянутые пралайки, жившие в каменный век в пределах территории «нашего Севера», вполне могут рассматриваться как родоначальники пород наших аборигенных, коренных лаек. При этом надо понимать, что «наш Север» в отдалённые доисторические времена был значительно обширнее. Потому что были другие климатические условия, иные ландшафты и несравненный уровень обжитости этих пространств…

Логично предположить, что таёжные аборигенные лайки появились исторически позднее лаек жителей тундры и побережий. Они же (таёжные собаки) и в большей степени изменены в сравнении с диким предком. Это связано с тем, что тайга как отдельный ландшафт возник менее 10 тыс. лет назад в связи с общим потеплением климата. К этому периоду торфяной шпиц Европы и крупные пралайки Евразии типа собак Иностранцева (возможные предки собак побережий) прожили в обществе первобытного человека не одно тысячелетие, почти не изменившись внешне. Получается, что в большем отличии таежных собак от диких предков виновата не столько селекция, сколько изменение среды, ландшафта. Здесь человек лишь в какой-то мере ускорил реализацию «замысла» природы.


НЕОМНОГО О ВОЛКАХ (02-03)


Нет ничего удивительного в том, что для любителей и ценителей примитивных пород собак, в частности лаек, «лайкоподобных» и «шпицеобразных», ВОЛКИ как их дикие предки, особенно притягательны и интересны…

Латинское слово CANIS означает «Волки» как РОД млекопитающих из семейства псовых (Canidae), включающий в себя следующие виды:

- Canis lupus (Волк), включает подвиды: Canis lupus familiaris (Собака) и Canis lupus dingo (Динго)

- Canis latrans (Койот)

- Canis aureus (Обыкновенный шакал)

- Canis adustus (Полосатый шакал)

- Canis mesomelas (Чепрачный шакал)

- Canis simensis (Эфиопский шакал)

- Canis lycaon (Восточный волк)

- Canis anthus (Африканский золотистый волк)

- Canis dirus † (Ужасный волк) – вымерший вид

CANIS LUPUS (лат.) означает «Волк» как ВИД хищных млекопитающих, относящийся к роду Canis. Как показывают результаты изучения последовательности ДНК и дрейфа генов, Canis lupus является прямым предком домашней собаки, которая обычно рассматривается как подвид волка - Canis lupus familiaris.

Русское слово «волк» содержат также названия видов животных других родов семейства псовых — гривистый волк (Chrysocyon brachyurus), красный волк (Cuon alpinus), а также вымершего представителя отряда хищных сумчатых — сумчатого волка (Thylacinus cynocephalus).

Предположение о дифилетическом происхождении домашней собаки — от волка и шакала — было однозначно опровергнуто в связи с различным диплоидным числом хромосом — 78 у волка и собаки и 74 у шакала. Позднее гипотизу «волк и только волк» подтвердил анализ митохондриальной ДНК. Стоит отметить, что даже индивидуальная внутрипопуляционная изменчивость современного волка очень значительна. В пределах его ареала длина взрослых особей — от 82 до 160 см, а вес от 19 до 80 кг. Выходит, что есть основания «производить» от волка даже небольшого торфяного шпица.

Известны много примеров превращения волчонка в практически домашнюю собаку. А в Аянке — самом северном селе Корякии до сих пор используют волков для улучшения своих собак. Об этом свидетельствует и резкое преобладание сплошных волчьих окрасов (совсем без пежин) у ездовых камчатских (корякских) лаек.


To be continued…


По материалам Книги «НАШИ СЕВЕРНЫЕ СОБАКИ. Введение в лайковедение» Бориса Широкого (в ред. Николь Рябота)

Купить и прочесть книгу в оригинале можно здесь

www.EVERESTclub.by - Информационный портал по породам 5 группы FCI | Беларусь

 

everestclub5@mail.ru

  • EVEREST Club
  • @everestclub5
  • EVEREST Club
  • EVEREST Club